Рак легких в 25 лет возможен

Рак легких в 25 лет возможен

Но хирург на моих глазах изменил исходный план: применив бронхоангиопластику (сочленение здоровых отрезков бронхов и артерий) по оригинальной запатентованной методике, он и тут выполнил лобэктомию. Пересадил пациенту взамен пораженного метастазами участка верхней доли здоровую ткань нижней и средней долей легкого. Часть удаленной опухоли в специальном контейнере отправили в лабораторию для дальнейшего культивирования. Вахта в операционной затянулась на 6 часов, но игра стоила свеч — легкое сохранили. Работы Евгения Левченко и его зарубежных коллег доказывают: риск рецидива опухоли при этой технике ничуть не выше, чем при радикальной пневмонэктомии. В отделении выполнено рекордное число подобных операций — более 250 раз Е.Левченко капитально “ремонтировал” легкое, хотя намного проще было его удалить.

Позднее уже в своем кабинете заведующий поделился со мной жутковатой статистикой. Ежегодно в мире регистрируется около 1,8 миллиона случаев рака легкого, причем для 87% заболевших этот диагноз становится роковым. К примеру, в США количество умерших от рака легкого сопоставимо с суммой показателей смертности от рака предстательной железы, поджелудочной железы, молочной железы и рака ободочной кишки. Очевидное объяснение столь высокой летальности — поздняя диагностика. Рак легкого в отличие от других онкологических заболеваний протекает бессимптомно — в легком нет болевых рецепторов. Если учесть, что в основном ему подвержены курильщики, то усиление кашля тоже воспринимается как следствие курения. А симптомы рака легкого дают о себе знать, когда опухоль уже захватывает органы с болевыми рецепторами или перекрывает долевые бронхи. Поэтому около 70% больных выявляются на III и IV стадии, когда спасти может лишь интенсивное системное лечение.

Источник: НМИЦ онкологии им. Н.П.Петрова

После операции большинству пациентов назначают четыре цикла химиотерапии с целью устранения микрометастазов, с высокой степенью вероятности (для третьей стадии — порядка 70%) присутствующих в организме. Затем при выявлении опухолевого рецидива (который возникает примерно у половины больных после 1-2 лет ремиссии) возможна дополнительная химиотерапия. Какой она должна быть, зависит от характеристик возникшего новообразования. Последние научные данные свидетельствуют о поликлональности первичной опухоли. Клоны, чувствительные к химиопрепаратам, погибают в первую очередь, а вот другие, устойчивые к ним, продолжают расти. Возникает вопрос о природе этих клонов и наиболее эффективном способе воздействия на них.

На стабильный успех можно рассчитывать только после хирургического лечения I стадии, когда рак “на взлете”. Пятилетняя выживаемость — ею в онкологии оценивают все результаты — в этом случае составляет 75-85%. Почему не все сто? Это связано не только с тем, что выявленный больной, средний возраст которого близок к 70 годам, отягчен прочими патологиями. Причина — глубже: у некоторых пациентов относительно компактная опухоль уже имеет микрометастазы в других органах. Биологическая активность опухоли определяется ее генетическим профилем, а значит, и заболевания разных пациентов на одной и той же стадии надо лечить индивидуально.

За свою хирургическую карьеру Е.Левченко овладел целым арсеналом комбинированных резекций, выполнил порядка 4000 операций. Случались и посложнее описанной выше бронхоангиопластики, скажем, при мезотелиоме (распространении опухолевых узлов по висцеральной плевре — наружной оболочке легкого) или раке легкого — с врастанием в верхнюю полую вену, аорту, тела позвонков. Он радовался и заряжался энергией, видя выздоровевших больных после оперативного лечения на третьей стадии, не говоря уже о четвертой. И сокрушался, когда высший хирургический пилотаж не спасал от рецидивов опухоли с необратимым исходом. Многолетний практический опыт привел его к жесткому выводу: результаты лечения рака легкого определяются не столько мастерством человека со скальпелем, сколько молекулярно-биологическим статусом опухоли, а он у каждого больного свой, уникальный.

Так профессор Евгений Левченко осознал жизненную необходимость учета индивидуальных, генетически обус­ловленных особенностей протекания самого распространенного — по крайней мере, у мужчин — онкозаболевания. Он предложил проект “Создание персонализированных биологических моделей рака легкого для рационального выбора терапии и анализа наследственных факторов риска”, ставший участником Президентской программы РНФ. На его реализацию выделен долгосрочный грант в размере 30 миллионов рублей. В этом, к слову, проявилось преимущество системы грантов, о котором говорил на недавнем заседании Совета при Президенте РФ по науке и образованию Владимир Путин: “Сами ученые и определяют, что и как им надо исследовать. Государство только помогает. В финансовом плане, административно — как угодно”.

— Смысл нашего проекта заключается в сверхтонкой персонализации лечения после хирургического вмешательства, когда мы знаем, что, даже невзирая на последующую химиотерапию, наверняка будет рецидив. И дальнейший выбор стандартной терапии может оказаться совсем не адекватным, — объяснил Евгений Владимирович. — Другое дело — научиться тестировать опухоль на чувствительность к различным лекарственным препаратам, пока прооперированный пациент находится в стадии ремиссии. И если возникнет рецидив заболевания, предоставить ему индивидуальную терапию, которая согласуется с результатами этих экспериментов.

Источник: НМИЦ онкологии им. Н.П.Петрова

— Значит, можно заранее выяснить, какая именно опухоль образуется вследствие рецидива?

— В этом и состоит назначение гранта. Сегодня эффективность послеоперационной химиотерапии, то есть прирост пятилетней выживаемости, составляет лишь 5,3%, прогноз выздоровления в случае рецидива еще менее благоприятный. Но на основе первичной опухоли мы получаем характерные для нее культуры клеток и клеточные линии. А дальше — привить их лабораторным животным и, применяя химиотерапию, курс которой пациент обязательно проходит после операции, вырастить опухоль, пригодную для тестирования на оптимальные схемы лечения.

Для этих целей лучше всего подходят так называемые бестимусные мыши, у которых из-за отсутствия иммунных функций не отторгаются привитые опухоли человека. На них можно воздействовать разными химиопрепаратами, подбирая следующий этап лечения. Эту часть междисциплинарного исследования выполняет Институт цитологии РАН.

Кроме того, в рамках проекта Е.Левченко и его сотрудники изучают механизмы предрасположенности к раку легкого. Ее наследственный характер в ряде случаев сомнений не вызывает. Иначе как объяснить, что пациентами отделения становятся совсем молодые люди, которые отнюдь не “накурили себе” рак легкого? Только экспрессией генов, ответственных за этот недуг, в сочетании с внешними воздействиями. Для диагностики факторов риска развития рака легкого используются накопленные в НМИЦ сведения о спектре наследственных мутаций, характерных для пациентов с данным заболеванием. Партнеры проекта из МГУ им. М.В.Ломоносова выводят трансгенных мышей именно с этими мутациями. Повышенная чувствительность мышек к канцерогенам позволит сделать вывод об их патогенности.

Эта ветка исследования носит более академический характер, но и она не лишена практичности. Если у пациента обнаружится мутация, это послужит сигналом для включения его в группу более детального скрининга.

Читайте также:  Антибиотики повышают температуру

За 2018 год удалось вовлечь в проект 105 пациентов — доноров опухолевых клеток из нескольких клиник города. Исследователи ищут баланс между краткосрочными клеточными структурами и стабильными клеточными линиями. Первые сохраняют жизнеспособность в течение нескольких дней после выделения из опухолевой массы и позволяют проводить весьма информативные тесты, но недолгосрочные эксперименты. Вторые удается получить далеко не из всех опухолей. Но именно стабильные клеточные линии открывают возможности для разнообразных исследований, например, изменения молекулярно-генетического профиля опухоли на фоне химио-, иммуно- и таргетной терапии.

Напоследок Евгений Владимирович рассказал мне об одном памятном пациенте — военном летчике с неоперабельным раком правого легкого, третья стадия, метастазы по всей плевре. Его сын-подросток буквально умолял хирурга сделать отцу операцию: “Папа мне поможет закончить школу и поступить в летное училище”. Медики провели молекулярно-генетическое тестирование опухоли, просчитали риски и полностью ее удалили вместе с плеврой, обезопасив интенсивной фотодинамической терапией левое легкое пациента. А через шесть лет тот привел в отделение сына — выпускника летного училища. Индивидуально выбранная тактика оказалась успешной!

— На этом примере я понял, что ужасная распространенность опухоли у больного не фатальна. И напротив, бывает, что мы вовремя прооперировали пациента, а через полгода обнаружили метастазы в области головного мозга. Стадия заболевания — это как финишная прямая, только один пересекает ее на мотоцикле, а другой — пешком. Потому что у того, который “на мотоцикле”, — активно делящиеся клетки с выраженным опухолевым потенциалом, и, строго говоря, операция ему противопоказана.

Новизна предлагаемого в этой работе подхода как раз и состоит в его индивидуальности. Когда опухолевый процесс уже “мчит на мотоцикле”, просто нет времени для определения чувствительности больного к тому или иному препарату. Поэтому чаще всего он получает стандартную эмпирическую химиотерапию, основанную на статистике ответов на лечение. В рамках проекта, выполняемого на средства гранта РНФ, планируется создавать персонализированные биологические модели заранее, на этапе хирургического удаления первичной опухоли. Таким образом, к моменту рецидива опухоли будут получены все данные о ее “подноготной”. Что не менее важно, будет разработан прототип инфраструктуры для создания клинически ориентированных персонализированных моделей заболевания.

В случае рецидива планируется выбирать для лечения те цитостатические препараты, формирующие основу противоопухолевой терапии, и их комбинации, которые продемонстрировали максимальную эффективность в тестах. Таким образом, персонализация лечения способна изменить к лучшему прогноз для большой группы больных раком легкого.

О текущих результатах исследования профессор Евгений Левченко рассказал в канун нового 2019 года на заседании Президиума РАН “Научные проблемы в онкологии и пути их решения”, представив алгоритм персонифицированного лечения коварного и грозного недуга.

«До эпохи массового производства сигарет и их широкой доступности рак лёгкого был казуистикой», — говорит заведующий торакальным отделением Свердловского областного онкологического диспансера Максим Руденко.

Скрытое течение

Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Максим Сергеевич, правда ли, что рак лёгких занимает лидирующую позицию по смертности?

Максим Руденко: Если брать всех вообще, кто умер от онкологических заболеваний, то среди мужчин рак лёгких как причина смерти стоит на первом месте (среди женщин – рак молочной железы). Этот вид рака вообще больше распространён среди мужчин, поскольку среди них больше курящих.

— То есть курение – фактор риска?

— Начнём с того, что рак лёгкого – собирательное понятие, на самом же деле его видов немало. Так вот, возникновение плоскоклеточного рака лёгкого, растущего из бронхов (его отличительная особенность в том, что он наименее поддаётся лекарственному лечению), обусловлено табакокурением. То есть это не просто фактор риска, это причина заболевания.

Среди всех пациентов, у кого выявлен рак лёгкого, один год переживает всего 50%. У более чем 70% пациентов злокачественное новообразование лёгкого выявляется на третьей и четвёртой стадиях. Тогда как самая высокая выживаемость (от 75 до 90%) регистрируется среди людей, у которых заболевание выявлено на первой стадии, но доля этих пациентов в среднем по России всего 11–12%. Плюс 14% — это вторая стадия, при которой 50% пациентов на фоне лечения переживают пятилетний рубеж.

— Печальная статистика. С чем это связано? С тем, что рак лёгких долго не выдаёт себя очевидными симптомами?

— Совершенно верно, для этого вида рака характерно скрытое течение, на ранней стадии заболевание не имеет выраженных клинических симптомов. Кроме того, это довольно агрессивная опухоль, которая выявляется тогда, когда уже есть либо метастазы, либо распространение в другие органы.

Кроме того, наш диспансер участвует в пилотном проекте по скринингу злокачественных новообразований лёгкого. Кто участвует в скрининге? Группа риска – это, прежде всего, курящие мужчины в возрасте от 45-50 лет или те, которые бросили курить ранее 15 лет назад.

Но выявление выявлением, а всё же лучше всего начать с профилактики рака лёгкого.

А смысл?

— Однозначно – в отказе от курения! Причем не только активного, но и пассивного.

— Ну да, при этом бросив курить, 15 лет человек всё равно будет числиться в группе риска. В чём тогда смысл?

— Смотрите, после отказа от курения в течение 20 минут происходит снижение артериального давления и частоты сердечных сокращений. В течение 12 часов – снижение уровня оксида углерода в крови до нормального значения. В течение 48 часов восстанавливаются нервные окончания, ощущения запаха и вкуса. Трёх месяцев достаточно для улучшения кровообращения и функции лёгких. Если человек продержался без курения год, риск возникновения ишемической болезни сердца снижается вдвое; если пять лет, риск возникновения инсульта снижается до уровня некурящих людей, плюс значительное снижение риска развития некоторых видов рака (ротовой полости, глотки, мочевого пузыря, шейки матки). За десять лет вдвое снижается риск смерти от рака лёгкого, наблюдается значительное снижение развития рака гортани и поджелудочной железы. А за 15 – риск развития ишемической болезни сердца и обструктивной болезни лёгких. Как видите, причины отказа от курения весьма убедительны. И в этом отношении российское законодательство справедливо ограничивает нас от табачного дыма во многих общественных местах.

— Отказ от курения – единственная мера профилактики рака лёгких?

— Главная, но не единственная. Другими мерами профилактики также не следует пренебрегать. Скажем, стоит стараться избегать воздействия на организм канцерогенов, придерживаться рационального питания: употребление достаточного количества витаминов, бета-каротина, антиоксидантов, витамина Е также снижает риск возникновения рака лёгкого. Но! На фоне отказа от курения. Замечу, что до эпохи массового производства сигарет и их широкой доступности рак лёгкого был казуистикой.

Читайте также:  Звон в одном ухе причины и лечение

— Таких исследований пока нет, думаю, судить о воздействии вейпов на организм можно будет позже, когда в поле зрения учёных попадут люди, имеющие многолетний опыт нового на сегодняшний день увлечения. То есть нынешняя молодежь. О результатах будущих исследований сегодня судить сложно, но есть ли смысл рисковать? Бог не дал нам, людям, дымохода, так зачем нам дымить?

— Какие методы лечения рака лёгких сегодня применяются?

— На сегодняшний день самый эффективный метод лечения – это хирургический (он применяется на первой стадии заболевания). Кроме того, используется химеотерапия, лучевые методы лечения и их комбинация.

Хирургическое лечение подразумевает удаление поражённой части лёгкого или всего лёгкого. Понятно, что при удалении доли лёгкого качество жизни не так страдает, как при удалении целого органа – в этом случае, бывает, люди погибают не от развития рака, а от осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы, поскольку сердцу сложно работать с одним лёгким. Но мы в отделении торакальной хирургии Свердловского областного онкологического диспансера идём по пути органосохраняющих операций, делаем их всё больше и больше, тем более что сегодня в России и в нашем диспансере активно развивается малоинвазивная хирургия.

— Вернёмся к началу разговора. Я правильно понимаю, что рак лёгких на ранней стадии у человека – это, как правило, случайная находка?

— Совершенно верно. Люди, например, идут делать операцию на глаза или на сердце, и у них выявляется рак лёгкого.

«Игра» не стоит свеч

— Специфических симптомов у рака лёгкого нет, они все схожи с симптомами любых лёгочных заболеваний. Допустим, кровохарканье может быть и при туберкулёзе, и при пневмонии (особенно вирусной), и при раке лёгкого. Одышка, повышение температуры также могут быть при банальной пневмонии. Но должна быть онкологическая настороженность. То есть, если пациент входит в группу риска, на эти симптомы следует обратить внимание с точки зрения онкологии. Но это больше касается медиков. А людям при любом длительном кашле следует идти к врачу, который выслушает и сопоставит жалобы, направит на флюорографию.

— Специалисты первичного звена здравоохранения, то есть врачи в поликлиниках, имеют настороженность по отношению к раку?

— Я не могу сказать за каждого конкретного человека. Но мы со своей стороны делаем всё возможное для повышения этой настороженности. Специалисты онкологического диспансера регулярно проводят лекции для первичного звена здравоохранения (есть даже клинические рекомендации по выявлению рака лёгкого для первичного звена), активно используют возможности телемедицины.

— Какие индивидуальные особенности влияют на то, что у одних курящих людей возникает рак лёгкого, а у других нет?

Понимаете, мы не говорим, что если человек курит, то он обязательно заболеет раком лёгкого. Но те, кто болеет, все курят. Думаю, больше половины пациентов не оказались бы в нашем отделении, если бы не курили.

— Мы всё больше говорим про мужчин, а есть ли среди ваших пациентов женщины?

— Конечно. Более того, в последнее время женщин, у которых диагностирован рак лёгких, становится всё больше. Простой пример. Двадцать лет назад, когда я только начинал работать, у нас была одна женская палата, потом появилась необходимость открыть ещё одну, потом ещё…

— Сколько лет было самому молодому вашему пациенту?

А.П. Казанцев, А.В. Хижников, П.А. Керимов, М.А. Рубанский

НИИ Детской онкологии и гематологии ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России Москва, Российская Федерация

Рак легкого у ребенка 13 лет: случай из практики

Представляем редкое клиническое наблюдение — случай рака легкого (аденокарциномы) с множественными метастазами в костях, плевре и регионарных лимфатических узлах у мальчика 13 лет. Случай представляет интерес в связи с нетипичным для данной патологии возрастом и характером метастазирования опухоли.

Ключевые слова: детская онкология, рак легкого, метастазы, аденокарцинома.

A.P. Kazantsev, A.V. Khizhnikov, P.A. Kerimov, M.A. Rubansky

N.N. Blokhin Institute of Pediatric Oncology and Hematology

Moscow, Russian Federation

13-years-old child with Lung cancer: case report

Present a rare clinical case report – the case of lung cancer (Adenocarcinoma) with multiple bone metastases, pleural and regional lymph nodes of 13 years old boy. The case is interesting in connection with atypical for this age and the nature of the pathology of tumor metastasis.

Key words: pediatric oncology, lung cancer, metastatic adenocarcinoma.

ВВЕДЕНИЕ

В индустриально развитых странах рак легкого — одно из наиболее распространенных злокачественных новообразований. Он становится причиной смерти от злокачественных новообразований у каждого третьего мужчины и каждой пятой женщины. Большинство больных заболевают в возрасте от 35 до 75 лет, максимальные показатели приходятся на 55-75 лет. В большинстве западных стран заболеваемость раком легкого достигает 90-95 на 100000 населения. До 80% заболевших умирают в течение первого года с момента выявления и лишь 10% больных имеют шанс прожить более 5 лет [1]. Рак легкого чаще встречается в правом легком (51.4%). Чаще поражаются верхние его доли (60%) [1].

В настоящее время принято условно разделять рак легкого на 2 гистологических подтипа: Немелкоклеточная (НМРЛ) и Мелкоклеточная (МРЛ) формы рака легкого, встречаются они в 80-85% и 10-15% случаев, соответственно. Мелкоклеточный рак легкого отличается быстрым течением, коротким анамнезом заболевания, ранним и обширным метастазированием. Немелкоклеточный рак легкого морфологически неоднороден, включает в себя плоскоклеточный рак (70–75 %), аденокарциному (20–25 %) различной степени дифференцировки и другие, более редкие формы. Наиболее часто (70–80 %) НМРЛ выявляется при значительном местнорегионарном распространении и наличии отдалённых метастазов, 40% больных находятся в стадии IB–IIIA, пятилетняя выживаемость их составляет 9–38 % [2].

Отдаленные метастазы достоверно чаще выявляются при периферической форме рака легкого и аденокарциноме, особенно при низкодифференцированных формах. Наиболее часто выявляется метастатическое поражение печени – 30–40 %, противоположного легкого –26,2%, почек и надпочечников – 10–20 %, головного мозга – 10 %. Частота метастазирования рака легкого в кости колеблется в пределах от 6,3 до 57 %. [3].

В литературе мы не нашли описания случая рака легкого у ребенка, в связи с чем, хотим представить настоящее описание к рассмотрению.

ОПИСАНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО СЛУЧАЯ

Мальчик возраста 13 лет из Москвы, от четвертых самостоятельных родов, с апреля 2014г. проходил обследование в НИИ детской онкологии и гематологии ФГБНУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина». Со слов родителей, в родословной случаев онкологических заболеваний не было. Рос и развивался без особенностей. Из анамнеза известно, что с апреля 2014г. у ребенка впервые появились жалобы на малопродуктивный кашель, периодические боли в правой половине грудной клетки, быструю утомляемость, периодическую фебрильную лихорадку. По месту жительства, с подозрением на пневмонию, получал лечение: антибактериальная терапия, муколитики – без эффекта. После выполнения РКТ грудной полости заподозрено новообразование грудной полости. Направлен НИИ ДОГ РОНЦ с целью уточнения диагноза.

Читайте также:  Какой нормальный пульс у взрослой женщины

Первично в НИИ ДОГ РОНЦ выполнены: компьютерная томография грудной полости и радиоизотопное исследование костной системы. По данным КТ у пациента отмечается объемное образование нижней доли правого легкого размерами 10,8х8,4х15,2 см, множество метастатических узлов на костальной плевре и наличие вторичных изменений в костях в исследованной области (Рис. 1, 2).

Рис. 1,2. Первичная многосрезовая компьютерная томография (МСКТ) органов грудной полости

По данным РИД костной системы, на момент исследования, отмечались признаки множественного опухолевого поражения скелета в области грудины, Th9 позвонка, костей таза, проксимального и дистального отделов правой бедренной кости.

Выполнена «tru cut» биопсия опухоли, материал направлен на морфологическое исследование. По данным ИГХ: Ткань опухоли представлена эпителиоидными клетками, формирующими солидные и железистые структуры. В клетках опухоли обнаружена экспрессия цитокератино 7 (+++), 8 (+++), 5/6 (++), TTF-1 (+++), CEA (+++). Не обнаружена экспрессия виментина, цитокератина 20, калретинина, НВМЕ-1, CD34, CD30, PLAP, OKT 3/4, D2-40, WT-1, виллина, CDX-2, синаптофизина, хромогранина, тиреоглобулина, кальцитонина. Заключение: Низкодифференцированная аденокарцинома легкого. По данным ПЦР и FISH: В исследованном материале выявлена перестройка исследуемого гена ALK, не выявлено мутаций генов KRAS, BRAF, EGFR.

Учитывая данные комплексного обследования, установлен клинический диагноз: Центральный рак правого легкого с Мтс в кости, плевру, регионарные л/узлы, IV стадия (T3N1M1), гистологически – Аденокарцинома.

Опухоль была признана неоперабельной, в связи с чем, было решено начать лечение по схеме: Кризотиниб (ингибитор протеинтирозинкиназы, назначен учитывая наличие экспрессии ALK) 1 таб 250 мг per os через день – длительно, Зомета 4 мг 1 раз в 28 дней. С 26.05.2014г. по 08.07.2014г. пациент получал лечение по вышеуказанной схеме. По данным контрольного обследования в июне 2014г. была отмечена стабилизация процесса. (Рис. 3,4).

Рис. 3,4. МСКТ органов грудной полости: стабилизация процесса на фоне проводимого лечения

Клинически, состояние ребенка улучшилось: снизились проявления интоксикации, фебрильная лихорадка более не проявлялась. Лечение было решено «усилить» препаратами Алимта 500 мг/м? (на фоне сопроводительной терапии) и Цисплатин 75 мг/м? 1 раз в 21 день.

С июля по декабрь 2014г. пациент получал лечение по выбранной схеме (суммарно: 7 введений Алимты и Цисплатина). По данным контрольных обследований, проводимых ежемесячно, отмечалась положительная динамика в виде сокращения опухолевого узла и увеличения воздушности правого легкого. По данным КТ, отмечалась репарация костной ткани в пораженных участках. Хирургическое вмешательство, в виду особенностей расположения опухолевого узла и его размеров, оставалось невозможным.

При контрольном обследовании, в начале декабря 2014г., по данным РКТ грудной полости с внутривенным контрастированием, отмечалось дальнейшее сокращение опухолевого узла с 10,8х8,4х15,2 до 11,5х8,1х4,7 см, однако появились новые «отсевы» по легочной ткани на уровне отхождения язычковых бронхов размером 3,5х4,3х2,5 см (Рис. 5).

Рис. 5.: МСКТ органов грудной полости в динамике: отмечается прогрессирование заболевания на фоне проводимого лечения

По данным РИД костной системы отмечалось снижение аккумуляции РФП в ранее выявляемых метастазах в костях, новых очагов выявлено не было. Клинически состояние больного ухудшилось, отмечалось возвращение фебрильной лихорадки, наросли явления интоксикации.

Учитывая данные комплексного обследования, у пациента было диагностировано прогрессирование заболевания на фоне проводимого лечения. Было решено начать «метроном» терапию по схеме: Метотрексат 2,5 мг per os 2 дня в неделю, в течение 4-х недель и Эндоксан 25 мг per os ежедневно в течение 4-х недель, введение Зометы продолжить, препараты Алимта, Цисплатин, Кризотиниб — отменить.

После проведения курса ПХТ препаратами Метотрексат и Эндоксан, в конце декабря 2014г., выполнено очередное КТ грудной полости, по данным которого отмечалось дальнейшее прогрессирование заболевания в виде увеличения размеров опухолевого узла и метастазов на плевре.

Было решено провести попытку ПХТ по схеме: Доцетаксел 30 мг/м? 1 раз в 7 дней, в течение 4-х недель, с перерывом в 2 недели, и Авастин 5 мг/кг 1 раз в 14 дней, в течение 4-х недель. На фоне проводимого лечения отмечалось дальнейшее ухудшение состояния пациента в виде нарастания явлений интоксикации, появления одышки до 30 актов дыхания в минуту, ежедневных пиков лихорадки до 39,5 °С. При контрольном обследовании в январе 2015г. было отмечено дальнейшее прогрессирование заболевания на фоне проводимой терапии. Консилиумом врачей пациент был признан инкурабельным. С января 2015г. по месту жительства пациент получал симптоматическое лечение. 12 марта 2015г. пациент скончался от прогрессирования заболевания. Срок жизни от момента установления диагноза составил 10 месяцев.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выживаемость при локализованных стадиях рака легкого, в настоящее время, достаточно высокая, однако, при диссеминированном процессе, в большинстве случаев, речь может идти только о продлении жизни больного, а не о выздоровлении. Онконастороженность врачей общей практики и своевременное прохождение профилактических осмотров может привести к более ранней диагностике злокачественных новообразований, что серьезно улучшит выживаемость пациентов.

  1. Москва: Авторская Академия; Товарищество научных изданий КМК.; 2009; Онкология для практикующих врачей. Учебное пособие. Стр. 145.
  2. Н.О. Попова, В.А. Шаталова, Е.И. Симолина, Т.Л. Кравчук, Е.А. Дудникова, Д.М. Подоплекин, В.Е. Гольдберг. Клинический случай длительного лечения и наблюдения пациента с метахронным раком легкого; СИБИРСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. 2014. No. 5 Стр. 81-82.
  3. А.Ю. Добродеев, С.А. Тузиков, А.А. Завьялов, С.В. Миллер, Д.Н. Костромицкий, Н.В. Васильев, А.А. Жеравин, И.Г. Фролова, А.В. Уварова. Клинический случай метастаза рака легкого в кожу; СИБИРСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. 2014. No. 5. Стр. 82-84.

КОНКТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Казанцев Анатолий Петрович, к.м.н., заведующий хирургическим отделением опухолей торако-абдоминальной локализации НИИ ДОГ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Адрес: 115478, Москва, Каширское шоссе, д. 24, E-mail: oncoanat@mail.ru

Хижников Александр Владимирович, аспирант хирургическое отделение опухолей торако-абдоминальной локализации НИИ ДОГ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Адрес: 115478, Москва, Каширское шоссе, д. 24, E-mail: sasha88amoral@mail.ru

Керимов Полад Акшинович, к.м.н. с.н.с. хирургического отделения опухолей торако-абдоминальной локализации НИИ ДОГ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Адрес: 115478, Москва, Каширское шоссе, д. 24, E-mail: polad73@mail.ru

Рубанский Михаил Александрович, врач хирургического отделения опухолей торако-абдоминальной локализации НИИ ДОГ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Ссылка на основную публикацию
Рак гайморовой пазухи симптомы
Злокачественные опухоли полости носа и придаточных пазух лечение 1, 2, 3 стадии. Симптомы, признаки, метастазы, прогноз. Носовая полость состоит из...
Разные виды волос
У человека на теле встречается три вида волос: длинные (они располагаются на коже волосистой части головы, бороды, усов, в подмышечных...
Разные складки на ножках у ребенка
Прежде, чем новорожденного и маму выпишут с роддома, необходимо научиться правильному уходу за малышом. Обычно в этом помогают неонатологи и...
Рак головного мозга на мрт фото
Проблема в диагностировании такого недуга заключается в том, что его симптомы очень легко спутать с другими заболеваниями. Например, головокружение, тошнота...
Adblock detector